Jigs and Reels/A Place in the Sun

Материал из Переводов
Перейти к: навигация, поиск

Место под солнцем.

В Бразилии есть пляжи, где посетители должны быть одеты согласно своему возрасту и особенностям внешнего вида. К самому внешнему виду свои требования: стариков, уродов и толстяков туда просто не пускают.

Я совсем не требовательная, правда. Все, чего я хочу – свое место под солнцем: небольшой кусочек, четыре на шесть; место для полотенца и сумочки с косметикой, лосьон для загара, шезлонг. Горячий песок, бесконечно катящиеся волны. Модные солнечные очки. Волшебная смесь запаха песка и кокоса.

Они называют его «Платиновые Пески» (тм): пляж всех пляжей, совершенство среди соляриев. Он действительно такой. Тут забор скрыт настоящими пальмами, нежелательных морских гостей сдерживает специальная сеть, свежесть воздуха постоянно поддерживают автоматы. Гарантами соблюдения стандартов Платиновых Песков в круглосуточном дозоре на двух одинаковых вышках стоят первоклассные спасатели. Здесь никогда не бывает мусора (еще бы, одно нарушение – и тебя выгоняют). Водоросли, камни и пляжная живность тщательно отслеживаются и уничтожаются. Индивидуальность во внешнем виде посетителей допускается только до определенной степени и, безусловно, не в ущерб эстетичности. В конце концов, привлекательность, будучи привилегией, одновременно и обязанность владельцев Платиновой карты, и за ее сохранением со всей ответственностью следят управляющие.

Я всё это признаю. Более того, поддерживаю всем сердцем: правила есть правила, и без их соблюдения Платиновые Пески не были бы Платиновыми Песками. Я знаю, я видела. Конечно, не вживую, а на плакатах. У меня есть только Серебряная карта – и Серебряные Пески. Они, конечно, тоже ничего, но по изысканности не дотягивают.

И не подумайте, что я чем-то недовольна. Я проторчала в листе ожидания сюда два года, пока наконец не прошла ценз, и тот день, когда я первый раз заняла место на Серебряных Песках, был счастливейшим в моей жизни. Ну да, пальмы тут пластиковые, границы допустимости внешнего вида посетителей чуть шире. А так, если только не повеет смесью запахов пота, дешевого лосьона и канализации с публичного пляжа, никто и не поймет, что это только Серебряные. Подумать только: публичный пляж. Никаких правил, никаких смотрителей, пальм, заборов, сеток. Приходи кто хочешь, и там столько уродов, что никто их уродства уже не замечает.

Представьте. Толстые женщины, волосатые женщины, беременные женщины, женщины в лосинах. Мужчины не лучше: бледные, оплывшие, лысые с татуировками, старики с пигментными пятнами. Отвратительно. Какой-то отсталый мир или что-то вроде. Что-то такое мелкое и бедное, вроде Тани, моей бывшей соседки. Платиновая блондинка, 9 стоунов и 4, две подтяжки лица, грудные импланты, липосакция, наращенные волосы, подтяжка живота, и все никак не может получить Серебряную карту. Она знает, что не так. Эти дешевенькие пластические хирурги может и смотрятся солидно, но всегда приходится платить. В ее случае расплатой стала обвисшая задница и складка живота над верхом трусиков. Какой смотритель пустит ее на пляж? Может на публичном она и обойдется сплошным купальником, но на Серебряных Песках надо соответствовать. Пан или пропал, все знают эту пословицу. Таня точно пропала. По моим прикидкам ей еще 3 года платить за все проведенные процедуры, а тогда она уже будет слишком старой для Серебряной карты, даже если успеет поправить все свои недостатки.

Я бы помогла ей, если бы могла. Но я уже не могу. Я живу в Серебряной квартире, и могут пойти слухи, если меня увидят в общедоступном районе. Меня могут даже понизить, и я этого не перенесу. Кроме того, мне надо каждый день подтверждать свою привлекательность на проверке, и поверьте мне, это не так просто. Эпиляция, укладка, маникюр, массаж. Каждое утро час на фитнесе и еще один у парикмахера – ну и сам пляж, конечно. Здесь обязателен полный загар, и даже бледная полоска под бретелькой может стать причиной изгнания. Затем еще пляжный волейбол, плавание и отработка осанки. Каблуки все это усложняют. И я описала только ежедневную рутину.

Конечно, на Золотом и Платиновом все куда хуже. Моя лучшая подруга Люсида в прошлом месяце получила Золотую карту. Да, мы теперь видимся редко, но когда ей сняли повязки, мы смогли разговаривать по телефону. О, ее рассказы так очаровывают! Настоящие пальмы, волейбол топлесс, коктейли…Там, правда, нельзя быть чересчур темным: защитные средства не слабее фактора 15 и всего 5 разрешенных оттенков (капуччино, корица, норка, поцелуй солнца и персик). На Серебряном нет ограничения по загару, я где-то между капуччино и шоколадом – над этим придется еще работать. И обязательно надо избегать морщинок, если я хочу пройти тест в следующий раз. Люсида говорит, что теперь Серебряные Пески кажутся ей неприятными: купальники все разноцветные, а пальмы вообще пластиковые! На Золотых купальники черные, что с одной стороны классно, а с другой (я все-таки скажу это) скучновато. На Платиновых вообще как в балете – всё телесного цвета, чтобы любой недостаток был виден.

Должна признать, Люсида меня немного раздражает. Мы так хорошо дружили на Серебряных песках, вместе наращивали волосы и у нас даже были одинаковые бикини. Теперь она подстриглась, еще похудела и не любит блондинок. Кажется, мои звонки она пропускает намеренно: вчера я слышала смех на заднем фоне, пока со мной общался автоответчик. Может, она и меня теперь презирает? Она всегда задирала нос слишком высоко, даже до ринопластики.

И все-таки я уверена, что смогу попасть на Золотые Пески, если немного поднапрягусь. У меня подходящий рост, но надо заняться зубами и снова сбросить вес. Можно было бы сделать операцию, но это дорого и не всегда действенно – посмотрите хотя бы на Таню. Неважно. Я всегда могу начать курить, главное только не кидать бычки на пляже, и понизить норму калорий еще на пару сотен в день (получится 400). Так к концу месяца я буду весить 8 стоунов.

Лицо? На последней проверке мне сказали, что если бы не нос, я бы и на Платину потянула, так что подтяжка еще пару лет подождет. Остается грудь. Ну, я все равно планировала ей заняться, 32С маловато и для Золота, и для Платины. И потом, махонькие ленточки купальников Платиновых вообще ничего не поддерживают, а натуральная грудь обвисает очень легко. Вот у моей матери почти подходящая для Золотого грудь, и в прошлом году ей все переделали по страховке – доказательство, что быть в форме полезно.

Ну да, она думает, что я слишком молода для имплантов. Она говорит, что времени еще полно, но она сама уже слишком стара для пляжа и не понимает, что моему поколению осталось не так много. В конце концов, у мамы есть я – хотя бы небольшая компенсация за все растяжки на коже и обвисшие места. А вот у меня нет ничего, кроме пляжа – кроме трех почетных обязанностей Привлекательности, Целеустремленности и Лояльности. Не поймите меня неправильно, я может быть даже и выйду замуж когда-нибудь, и может даже детей заведу: кесарево, подтяжку груди и живота можно сделать за одну операцию, и шрамов не останется. Но я сгорю со стыда, если моим мужем будет мальчик с Публичного. Даже Серебряные уже не так привлекательны по сравнению с Золотыми за прозрачной сеткой или Платиновыми на плакатах, где они такие загорелые, накачанные лежат на полотенцах от Луи Виттона и смотрят на девушек.

Но ты же такая симпатичная, успокаивающе говорит Таня. Ты можешь найти неплохого мальчика. Она не понимает – неплохого недостаточно. Даже симпатичный – это скорее оскорбление, чем комплимент для человека, нацеленного на Красоту. Это не просто пляж с пальмами и вечеринками. Это ощущение успеха, понимание, что ты прошел весь мучительный путь от Привлекательности к Совершенству. Владелец Платиновой карты живет в мире бесконечного удовольствия, у него не осталось помех и даже намеков на некрасивость. Платиновая девушка не должна работать. Она сама своя работа, и этот труд занимает всё ее время. У нее не бывает мозолей или синяков. Она худа, ухожена, уложена, дорога и великолепна в своих туалетах. Она бесконечно сексуальна и абсолютно желанна, она любима. Неужели я могу остановиться на меньшем? Может ли кто-либо вообще?

У нас есть один вечный враг – время. Через пару лет я буду уже стара для пляжей, где юность и свежесть – первое требование. Никто не хочет смотреть на стариков. Ни одна операция не имеет вечного эффекта. Теперь я понимаю, что ждала Серебра слишком долго. Целых два года насмарку, пока мои подруги зарабатывали Золотую карту, проводя часы на тренировках и в салонах. На пляже они выглядели как богини. Если я хочу их догнать, придется потрудиться. Конечно, я не наверстаю всё, но я уже в листе ожидания на Золотую карту; я уже договорилась сделать себе новый нос и откладываю карманные деньги на грудь. Маме не нравится, но она просто не понимает. Мне в следующем году будет уже 13, и я не хочу опоздать.